Про «Першинг»

В восьмидесятые годы, в связи с активной работой в обводненных полостях, во весь рост встала проблема изготовления гидромодулей. Современных гидротканей тогда не было, и исхитрялись, создавая «слоенки» из нескольких видов материалов (брезент, перкаль, поролон, тик, например) - тяжелые, сложные в изготовлении, с большим внешним и очень маленьким «полезным» объемом.

Красноярцы же пошли по иному пути. Они на каком-то из своих «заводов тяжелых телевизоров», специально для штурма Напры, наладили производство отличных дюралюминиевых гермоконтейнеров с завинчивающейся конусной крышкой. Легких, непривередливых, с максимальным полезным объемом. И выглядела эта длинная блестящая штука, как ракета, за что и была прозвана «Першингом», в пику угрозам актера Ронни Рейгана, бывшего тогда президентом Штатов. Однако «першинг», кроме достоинств, обладал двумя недостатками. Будучи пустым, он гремел, как ведро, и не поддавался трансформации. В горизонтальной узости это проблема, поскольку «врубить заднюю скорость» не получится. Мешает модуль, ползущий за вами сзади. И эта проблема дала жизнь суровому анекдоту тех времен:

Ползет в узости спелеолог. Навстречу другой. Встретились.
- Здорово!
- Здорово.
- У тебя сзади что?
- «Першинг».
- И у меня «першинг».
- Тогда накрываемся саваном…

А. Шакалов. «ЖПЛ»
Специально обученные люди

В июле 1982 года с СИПа, проходившего на Алеке, был вывезен и растиражирован во всесоюзном масштабе термин «специально обученные люди». По легенде, возникновение его приписывается начальнику семинара Владимиру Дмитриевичу Резвану, которого вконец достали многочисленные вопросы, вольности и нюансы поведения прибывающих курсантов и он стал обрывать их инициативы короткими репликами «это сделают специально обученные люди», или «этим займется специально обученный человек». Потом человека действительно «специально обучали» и в результате обучения он мог выполнять строго определенные функции как то стоять «на тумбочке», дожидаясь глубокой ночью прибывающую группу, чистить картошку на всю базу, мыть посуду, гонять собак по лагерю, носить воду на кухню, мыть и чистить снаряжение после маршрута и протчая, протчая, протчая.

В общем, «специально обученный мэн» - это бирка для жертвы, нацеленной приказом на выполнение элементарной задачи. Юмор ситуации был хорошо виден, когда Володя делал значительное лицо и произносил свою фразу, после чего «специально обученный» начинал вывозить грязь с осознанием важности порученного ему дела. В дальнейшем эта бирка стала навешиваться и на неодушевленные материальные активы. «Специально обученными» стали транспортные мешки, спальники, кружки, котлы, бутылки с водкой и вообще все, что выполняло в определенный момент определенную задачу. Так продолжается до сего дня, и так будет продолжаться, думаю, всю жизнь. И фраза, брошенная когда-то Резваном, останется в обиходе надолго.

А. Шакалов. «ЖПЛ»
Хорошо-то как, Господи!

В СССР строго подходили к качеству специальной подготовки людей, которые должны были в перспективе занять места инструкторско-преподавательского состава во всех, пожалуй, видах спортивного туризма. Это выражалось в том, что, кроме подготовки "по специальности", курсант должен был пройти горно-техническую подготовку, в противном случае он был обречен быть вечным "сержантом".

И я, грешник, имея за спиной к тому времени несколько серьезных вершин, летом 1978 года набирал зачетный минимум в составе группы абсолютно зеленых новичков из спартаковской команды Бориса Андреевича Студенина. Восхождение на пик "Школьник" было первым в их жизни. Маршрут 1-Б на него на редкость некрасив, проходит по кулуару от ледника Богдановича и лишь под самой вершиной выходит на гребень с высотной панорамой во все стороны, наполненной солнцем и ветром, пропитанным ощущением покоя, величия и вечности. Но, пока новичок доползет до предвершинного гребня, карабкаясь по осыпям и скалам, хрипя от недостатка кислорода и борясь с желанием немедленно лечь и не двигаться, от него остается одна видимость. И вот, один из них, дойдя до гребня, падает на камень, приваливается спиной к скале и застывает. Я трясу его за плечо, он медленно поднимает голову, смотрит черными провалами глаз мимо меня и сипло шепчет: "Хорошо-то как, Господи! - потом роняет ее на грудь и заканчивает. - Не помереть бы только..."

А. Шакалов. «ЖПЛ»
Нашел!

На плато Бзыбь, что на Северном Кавказе, находится одна из самых глубоких полостей планеты - Снежная. Название дано недаром. Снежная находится в воронке под могучим кулуаром, и лавины, слетающие по нему зимой, запечатывают воронку напрочь, так, что следов входа не найти без раскопок. Ну а поскольку зимой наименее интенсивен водоток, то и ходят в нее чаще всего в это время года. Соответственно, дыру приходится откапывать, врываясь в лавинную доску, как кроты. Все бы ничего, но точку входа очень трудно просчитать точно, а потому штольни в снегу откапываются по наитию и не всегда удачно. И это тоже была бы не очень большая беда, если бы Снежная не начиналась сразу же могучим колодцем.
Как-то раз группа таких копателей искала вход. Им повезло, снегу было не очень много, а потому они просто растянулись по воронке в ряд и «методом научного тыка» начали поиск. Прошли раз. Без результата. Развернулись. Пошли на второй заход. Потом одному из них вдруг случайно вспомнилось, что вход в Снежную это колодец. Он оторопел, присел, заорал остальным "камикадзе". Все остановились, посмотрели друг на друга, облились холодным потом, затем связались одной веревкой и продолжили движение. Но двигались недолго. Через три шага один из них исчез, а все в связке почувствовали рывок веревки и одновременно услышали вопль, гулко отозвавшийся из глубины колодца "Наш-е-е-е-л!".

А. Шакалов. «ЖПЛ»
Ты меня на рассвете разбуди…,
На мороз неодетого выпне….
Ты меня никогда не забуде…,
И, наверное, не скоро увиди….

Повалив тебе стойки палат…,
Я подумаю: «Боже, всевы….!»
Ты меня, стопудово, забуде.…
И, надеюсь, не скоро увиди….

И катается сверток по скло….
То мое рукотворное чу.…
Я уже никогда не забу…,
Да и сам я зовусь не Иу….

И загнулись немыслимой высь….
Пара фраз… долетевших отту…:
«Кто подскажет», «Зачем напили…»
Да и сам я, кажись, не пойму…
…Из непонятого… (от автора)
…причем самим автором…(от редактора)
Cергей Домнин из разговора
«Главное немножко потерпеть»

В августе 1983 года заканчивалась экспедиция «Сумган 83». При отходе от зимовья Сумган была допущена ошибка, в результате которой часть людей ушла недогруженными, а замыкающая группа вынуждена была забирать все остатки груза, волоча на себе чувалы, весом за 60 килограммов. Естественно, замыкающими были все руководители экспедиции, так что обижаться было не на кого. Все взвалили кули и поперли до Ташельгана. Там прилегли мешки отдельно, люди отдельно. Однако надо вставать и надо тащить. И вот тогда Костя Серафимов, из положения лежа глядя на возвышающиеся вокруг станки, простонал свою, ставшую позже крылатой, фразу: «Главное в профессии спелеолога немножко потерпеть»…

А. Шакалов. «ЖПЛ»
Пантя

В мае 1985 года в окрестностях закарпатского городка Яремча, проходил очередной чемпионат СССР по технике туризма. Неудобных и язвительных спелеологов не очень любили во всех советах по туризму, а потому их сборные команды разместили подальше от основного состава национальных сборных. От греха. С глаз долой. Чтобы было спокойнее жить. Спасибо устроителям. Нам было хорошо жить в пионерском лагере «Вогныкь», ще у перекладэ одзначуе «Огонек». В отличие от основного состава, который жил на турбазе «Гуцульщина», у нас все было под боком – трассы соревнований, единственный в городке магазин, единственный ресторан. Чем не рай!
В «Огоньке» разместилось девяносто человек, представлявших пятнадцать национальных сборных, плюс три отдельные блатные сборные команды городов Москва, Ленинград и Киев. Москвичей возглавлял Геннадий Пантюхин, человек весьма авторитетный и сильный, открывший «со товарищи» в недавнем прошлом пещеру «Пантюхинская». Точнее – «Им. В.В. Пантюхина», как он это называл, мотивируя тем, что хочет увековечить имя своего отца. В общем, самомнение, помноженное на самолюбие – типичный коктейль человека московской области.
Однако, кто-то из «со товарищи» сохранил зуб на авторитетного коллегу и вынашивал планы мщения. И она пришла. В лагере, как и положено, было множество гипсовых скульптур пионеров, пионерок, Чебурашек, осликов Иа, Винни-Пухов. И в центре звериной композиции возвышался крокодил Гена с громадным брюхом и самодовольной мордой.
В первый же день мы смели с полок магазина весь запас спиртного и немного расслабились. А утром, тихо повизгивая от восторга и хоронясь, чтобы не спугнуть такую удачу, фотографировали из окон, как маленький Пантюхин ходит вокруг крокодила Гены, по брюху которого наискось была прорисована Андреевская лента, а по ней снизу вверх вытянулась художественно выполненная надпись – «ПАНТЯ».

А. Шакалов. «ЖПЛ»
Вот теперь началась спелеология

Окончание одной из спелеоэкспедиций.
Спелеологи грязные, оборванные, голодные, измотанные, собираются на Буковой поляне. Отмываются, отсыпаются и готовят на следующий день, как водится, банкет по случаю окончания экспедиции. Из загашников достаются белые, банкетные, маечки, везде бритые лица, на поляне длинный стол, который ломится от еды и молодого кавказского вина. И начинается пьянка.
После двух-трех стаканов вина под обильную закуску, осовевший от этого изобилия Володя Резван откидывается от стола, оглядывает теплым взглядом жрущий и пьющий спелеолюд и произносит одну из своих, ставших теперь знаменитыми, фраз:
- Вот теперь началась спелеология. Все остальное были подходы .

А. Шакалов. «ЖПЛ»
«Есть мнение»

Это крылатое выражение принадлежит Геннадию Сергеевичу Иконникову, неизменному начальнику Красноярских семинаров.
В морозном феврале 1987 года один из СИПов проходил не в институте повышения квалификации, а на учебно-тренировочной базе под Красноярском. Холод собачий! Жрать нечего! Однако учимся. И стажируемся, поскольку все равно никуда не денешься с этой подводной лодки.
В одно прекрасное утро во двор базы въезжает КАМАЗ и вываливает 20 тонн угля. В это время учебный процесс в самом разгаре и курсанты внимают преподавателю. Не успела улечься поднятая угольная пыль, как открывается дверь и в класс стремительно входит Гена. Все встают, приветствуя начальника, преподаватель замолкает и наступает драматическая пауза. Гена же, переваливаясь с носков на пятки и закатив глаза к потолку, эдак тихо и задумчиво произносит: «Есть мнение, что нужно уголь загрузить в котельную», опускает одухотворенный взор на преподавателя, повторяет: «Есть мнение», поворачивается и так же стремительно выходит. Преподавателю остается только скомандовать «Курс, встать. На разгрузку угля бегом марш!»
С тех пор на всех Красноярских семинарах и вне их, все непопулярные решения доводились до сведения, предваряя их фразой «Есть мнение».

А. Шакалов. Серия «ЖПЛ» ("Жизнь пещерных людей")
Из дневников Сумгана-83.

Стоим с Лешей Васюковым в Актовом зале, за камушком, на предмет малого физиологического отправления перед упаковкой в гидрокостюм и, натурально, после очень плотного завтрака, состоявшего из гречневой каши с тушенкой. Стоим довольно долго. Все пытаемся, поскольку, понятно, в гидре это делать весьма проблематично. Наконец Лешка, выжимая из себя все по капле, хрипит: "...Все кашей забилось, аж не сс...ся!"

А. Шакалов. Серия «ЖПЛ» ("Жизнь пещерных людей")
Загнули бабу

Торгашинка. Февраль 1986 года. Очень продвинутая барышня на подъеме из входного колодца, который выполняется, как водится, аварийно, противовесом.
Клиента цепляют на веревку и несколько человек просто идут по поверхности от входа вниз по склону с закрепленной на поясе веревкой, на другом конце которой через блок болтается тот, кого вынимают. Задача поднимающегося - вовремя отталкиваться от стен колодца и, упаси Бог, не попасть в грот посередине подъема, называемый "каптерка", во избежание застревания и опрокидывания в нем. Штука малоприятная.
Что и происходит с дамой. Пять здоровых парней идут по склону вниз, дама поднимается наверх, перед каптеркой не успевает оттолкнуться, ее заталкивает под свод грота и изгибает в очень замысловатой позе. Мужики наверху чувствуют сопротивление, выдают веревку, потом продолжают подъем. Дама не успевает среагировать и все повторяется заново. Так три раза.
Наконец, ее вынули наверх. Отдышавшись, дама начинает выяснять отношения. И звучит коронная ее фраза: "Загнули бабу раком посреди каптерки и впятером прут!".
Мы сначала онемели. А потом минут пять никто не мог работать. Все лежали.

А. Шакалов. «ЖПЛ»

Защитник пионеров
В августе 1987 года проходила экспедиция в пещеру Улучурская. Колектив был чисто мужской - ни одной т тки. Ниже нашего базового лагеря распологался пионерский лагерь. Шеф (Шакалов А. А.) с собой бритвенных принадлежностей не брал и поэтому за 20 дней его лицо поросло обильной растительностью. Иногда пионеров водили на экскурсию вверх по речке и они естественно проходили мимо нас.
Однажды мы заметили, что у нас стали пропадать некоторые вещи, конечно же мы поняли, что это пионеры "спионерили". Поэтому когда в следущий раз шеф увидел пионеров, он схватил огромный тесак, подбежал к пионерам и ласково так говорит: "Проходите дети, только к палаткам не подходите!" Бедные дети с трясущимися коленками прошли мимо и тут из-за большого камня в маечке и шортиках появляется пионервожатая. Шеф разворачивается в нашу сторону и увидя наши истосковавшиеся по женскому полу глаза, бросается с этим тесаком к нам крича: "Мужики вожатую не трога-а-ать!!!" С тех пор пионеры мимо нас больше не проходили.

А. Пивненко. «ЖПЛ»
"Пробил я дырку шлямбуром корявым..."
Пробил я дырку шлямбуром корявым,
Дефектный крюк в нее заколотил,
Навесился на карабине ржавом,
И муфту, как всегда, не закрутил.

Спускаюсь вниз по вытертой рапели,
Страхуюсь самохватом по тросу,
Тут узел залетел в каталку, сволочь,
И каска оказалась на носу.

Фонарь налобный вылетел из паза,
И стукнулся о выступ на скале,
Потухла лампочка, перегорев, зараза,
Я оказался в полной темноте.

Я к самоспасу судорожно тянулся,
Чтобы достать фонарик запасной,
Но репик вокруг шеи обернулся,
Эх, мамочка, не жди меня домой!
Шкуродёр
Мы выходим рано утром, похлебав немного супа,
Одеваю свой разодраный комбез.
Там в дыре за гротом новым сталактит висит огромный
О, Боже мой, зачем же я туда полез!

И внизу под сталактитом я пролез по каралитам
Вдруг увидел новый шкуродёр.
Я полез туда, конечно - оказалось безуспешно
Лишь комбез до дырочек протёр.

Но сегодня это точно пусть вчера застрял я прочно
Шкуродёр я всё-таки пройду
Он к себе меня поманит, он в себя меня затянет
Я сегодня победителем уйду.

Вот к нему я подхожу, в дырку узкую гляжу
Ну чего же там я потерял?!
Я туда легко прошёл дальше хода не нашёл,
А когда назад полез, то в нём застрял.

Награждал его пинками, выпил лужу рукавами,
Я ему "Ты что?" кричу
Ну а он молчит - ведь камень, выбирайтесь, дескать, сами
Отпускать тебя я не хочу.

Я так бил его ногами искры с глаз, точнее пламя
Шкуродёр я всё же прохожу
В шкуродёре было тесно это очень интересно
Завтра его другу покажу.

Друг туда полезет точно и застрянет там он прочно
Посмеюсь немножечко над ним
Как он вылезет от туда, назовёт меня "Зануда"!
И пойдём его показывать другим.

Пивненко Александр.
«Каспеко» © 2007 - 2018