Спелеошкола >>> ВИП  

Лекция №5
Скачать с сервера(91.5Kb)
Спелеошкола Феникс
Курс ВИП
Лекция № 5
Преподаватель А. Шакалов
Тема: Техника выполнения курсовых прокладок

Уважаемые коллеги.

Я понимаю ваше удивление при знакомстве с названием данной лекции. Казалось бы, техника «хождения под градусом между двумя населенными пунктами» и техника «хождения под градусом в населенном пункте» никак не может входить в темы высшей инструкторской подготовки, поскольку это технически просто. Все школьные туристические соревнования буквально нашпигованы элементами ориентирования на местности, начиная от элементарного спортивного ориентирования и заканчивая движением по легенде контрольно-комбинированных маршрутов.

ККМ – это вообще прелестная вещь. Сам любил их выстраивать по молодости. И даже любил их проходить — сначала как участник команды, потом как представитель-посредник. До тех пор, пока не понял твердо однажды, что никакая спортивно-техническая подготовка не дает никаких навыков реального географического ориентирования.

Возможно, кто-то из вас уже слышал бессмертное выражение «полупроводник». Понятно, что это выражение в данном случае не имеет никакого отношения к радиотехнике. И принадлежит не мне. Принадлежит оно Геннадию Сергеевичу Иконникову, легендарному начальнику Красноярских семинаров, отлично знавшему, что это такое — выйти с полупроводником лютой Саянской зимой из хорошо знакомого пункта «А» и не прийти в результате в хорошо знакомый пункт «Б». При условии, что не только полупроводник, но и большинство участников события считали этот район родным и ориентировались в нем, как в своей собственной квартире. Точно так же я не знаю ни одного спелеолога, который не блудил неоднократно в Крыму, где-нибудь на яйле Караби, отыскивая полость, в которой был добрый десяток раз, а потом отыскивая базу, которая находилась «…где-то тут, рядом, в пятистах метрах от дыры…».

Но это, однако, все мелочи, вздор. И пункт «Б» в итоге находится, и «…где-то тут база…» тоже. Поскольку, как правило, все действительно знают свой район, знают, куда идут, расстояния небольшие, и районы достаточно «обжиты». Конечно, это не повод из раза в раз блудить в трех знакомых соснах, и проблема ориентировки в часто посещаемых районах должна решаться путем отсечки надежных ориентиров, прокладки и провешивания надежных ниток маршрутов, найма проводников — настоящих проводников, в конце концов. Это легко решаемо и вовсе не критично.

Абер совсем другое дело, когда вы выходите в район: a) ранее неизвестный никому из членов экспедиции, b) куда прежде вообще не проводились экспедиции, c) где нет видимых ориентиров, d) где огромные расстояния и плечи перегонов.

Вы можете меня спросить по запальчивости, где же находятся такие районы в наш просвещенный ХХI век? Отвечаю — везде на территории СНГ. И так будет и в двадцать первом, и в двадцать втором, и, полагаю, в двадцать третьем веке тоже. Заблудиться серьезно можно и в Крыму, и на Урале в любой его точке, и среди заснеженных елей Саян, и в горячих провалах лысых ущелий Памира, и в лесистых распадках Станового хребта, и в Ленских прижимах, и на голом ровном плато Устюрт. Причем, применительно ко всем этим случаям выражение «заблудиться» — это мягкая, очень дипломатичная форма выражения «пропасть без вести».

Разумеется, описанный вариант исхода — так сказать, самый мрачный. И, слава Богу, редкий. Однако в случае промаха при выходе в рабочий район, дальнейшее проведение экспедиции, как вы понимаете, теряет смысл, поскольку «…трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно когда ее там нет…». Перевожу на русский: возвращение на маршрут сопряжено с очень большими затратами времени, ресурсов и сил участников экспедиции, несовместимыми с дальнейшим выполнением изначально поставленных задач. Соответственно, задачи выполнены не будут, как бы ни старались все участники, соответственно — экспедиция закончится провалом, даже не начавшись толком.

Отсюда следуют выводы:

  1. Курсовая прокладка в район проведения экспедиции является важнейшим и ответственейшим полевым действием до начала экспедиции и в процессе проведения экспедиции.
  2. Курсовые прокладки выполняет штурман экспедиции. Только он отвечает за точность выхода на площадку. И потому никто не вправе ему мешать.
  3. Курсовая прокладка начинается с момента начала самостоятельного передвижения экспедиции и заканчивается в момент окончания самостоятельного передвижения экспедиции. (Перевожу на русский: от момента, когда выгрузились с поезда, автобуса, грузовика, свернули с автотрассы на грунтовую дорогу, бездорожье, и начали ориентироваться не по дорожным знакам, а по направлениям, азимутам, ориентирам, точкам промежуточной курсовой прокладки, — и до момента, когда выехали на автомагистраль, сели в поезд, автобус и перестали ориентироваться по приборам, картам, азимутам, ориентирам.).
  4. Курсовая прокладка выполняется заранее, по топографическим основам, материалам аэрофотосъемки, спутниковой съемки, иных видов картографического материала, подробно, «от точки А до точки Я» и обратно.

Возможно, вы полагаете, что штурманские курсовые прокладки по земле в корне отличаются от курсовых прокладок на море? Большая ошибка. Для того чтобы понять, насколько вы ошибаетесь, достаточно просто представить себе «на секундочку» хотя бы плато Устюрт, бескрайнюю ровную однообразную горячую равнину, ограниченную только линией горизонта и над которой только солнце днем и звезды ночью. Или — слабо всхолмленную тундру Приполярного Урала, где, в общем, вокруг та же самая картина. Или — Ленскую тайгу, где вообще ничего вокруг не видно, ни горизонта, ни солнца, ни звезд. Только стволы деревьев на сотни верст вокруг в любую строну. Ну и чем, позвольте спросить, отличаются сухопутные штурманские прокладки от морских? Только отсутствием поправок на снос течениями и ветрами. Все остальное присутствует в полном объеме. Надеюсь, я вас убедил. А коли убедил, так давайте уже и приступим.

Мы с вами привыкли в нашей обыденной жизни прокладывать курсы последовательно, от точки «А», исходной точки маршрута, к точке «Я», конечной точке маршрута, двигаясь последовательно, через промежуточные точки «Б, В, Г, Д, Е и так далее…» до конца маршрута. В подавляющем большинстве случаев это совершенно правильно, поскольку нам хорошо известна и отправная точка маршрута, и конечная, и большинство промежуточных.

Но этот вариант нам с вами сейчас неприемлем, поскольку район, в котором мы, руководствуясь теми, или иными резонами, определили рабочую площадку будущей экспедиции и наметили точки выхода на эту площадку, неизвестен никому, в том числе и нам. Мы с вами лишь знаем, что по геологическим показаниям там должны быть интересующие нас объекты.

Причем, район может быть населен, иногда даже густонаселен. Но не надейтесь на помощь местных жителей, которые якобы все вокруг себя знают. Даже бойтесь этой помощи. Нет, не знают, как показывает обширная практика. В лучшем случае «слышали звон, да не знают, где он». В худшем поведут «куда кривая вывезет» в расчете на вознаграждение за тяжкий труд. И в том, и в другом случае вы получите классического «полупроводника», который блестяще справится с задачей легендарного Ивана Сусанина.

Все. Вот задача, которую предстоит решить. Решение должно быть безошибочным, наиболее рациональным и только вашим собственным.

Возможны два варианта решения этой задачи.

Классический способ движения по «легенде» от точки к точке, используя топографическую основу масштаба от пятидесяти до двухсот тысяч. В этом случае конечная точка маршрута наносится на соответствующий лист карты, а затем, в обратном порядке, от точки «Я» до точки «А», сантиметр за сантиметром следуя оптимальному характеру рельефа, штурманом прокладывается маршрут. При этом штурман «спотыкается» на каждой точке, которую можно либо истолковать двояко, либо где характер рельефа явно можно отождествить с картой и скрупулезно переносит эти точки в блокнот с описанием «легенды маршрута». Легенда выполняется произвольно, кому как удобно, либо в табличной, либо в текстовой форме. Важно лишь, чтобы пункты описания легенды ложились последовательно, были понятны и четко отделялись друг от друга.

Пример легенды: «…Т38. развилка. Нам — вправо.
Т39. брод. За ним — излучина. Держаться левее холма.
Т40. слияние р.Баджей и Мана. Нам — вправо на седло горы 829.
Т41. по ходу прямо утес. Обойти справа.
Т42. прижим. Подъем серпантином слева направо на гребень.
Т43. гребень. По гребню влево вверх…»

Таким образом, когда карта связана с легендой курсовой прокладкой, вы рискуете соскочить с маршрута только на каком-то одном этапе и затем вполне возможно возвращение на курс.

И забудьте вы навсегда о «хождении по азимуту». На школьных соревнованиях это вполне возможно. И даже иногда эффектно. В рабочей же практике — чушь полная и безответственная. При движении «под градусом» между двумя точками угол вероятной ошибки будет не меньше 15º. Проверено практикой. Представьте, куда вы выйдете через десять километров, тупо глядя на стрелку компаса? И, как верх идиотизма, — ориентирование «по часам», «по мху» и прочий маразм, прости Господи, из серии «…два пальца правей Альголя…».

Потому — двигаться за штурманом только по линии курсовой прокладки. Карты не ошибаются. Люди — сплошь и рядом.

До относительно недавнего времени таким способом передвигалось по планете все активное народонаселение. Я очень хорошо помню движение по легенде. Нагрузка на штурмана гигантская. И выражение «…струя пота от затылка в штурманское кресло...» — отнюдь не аллегория. Сам испытывал это. Последний, надеюсь, раз, пять лет назад, ведя колонну на перегоне Кегень — Комирши. Последний, поскольку теперь в ходу электронные способы наведения, в значительной степени снимающие проблемы ориентировки на местности. Но не до конца. И не все. И не всегда. Поскольку не всегда можно использовать приборы электронного наведения. Все равно при выборе рабочей площадки мы отталкиваемся от топоосновы. И задачи этой умной, но тупой машине все равно ставит человек. Штурман. Опираясь на топооснову. Так что — откуда ушли, туда и пришли снова. К топооснове. И ко второму способу решения задачи.

Второй способ, как вы уже поняли, предусматривает электронную навигацию на основе спутниковых снимков Гугла и GPS навигатора типа «Гармин».

Сначала мы, как и в первом случае, работаем с топографической основой района экспедиции. Это основа основ. Во-первых, Гугл никогда нам не даст той детализации ориентиров для привязки, какую имеет топографическая основа. А во-вторых, нам следует привязать топооснову, имеющую картографическую равноугольную поперечно-цилиндрическую проекцию Гаусса к географическим координатам Гугла. Картографическая проекция и географические координаты цели — две довольно большие разницы, как говорят в Одессе.

Взгляните на лист топоосновы. Вы видите поверх самой карты ровные квадраты координатной сетки, в мирной жизни мало на что годные. Однако в центре каждого листа вы увидите «крестик» географической привязки карты к местности, на котором в градусах и минутах указаны его долгота и широта. Вы просто снимаете эти данные и ставите первую точку привязки на карту Гугл. Географической привязки, заметьте. Затем точно также по углам листа топоосновы вы находите еще четыре географические координатные точки и переносите их в карту Гугл, тем самым ограничивая на глобусе планеты Земля плоский квадрат топоосновы, закрывающий этот участок. Это — опорные точки участка. То, от чего вы будете отталкиваться при определении границ поискового района. И вот после этого начинается самое интересное. Определение границ района поиска на участке. То есть — перенос уже известных вам картографических точек рабочего участка с плоской топоосновы на геоид Гугла. Только его и ничего более, поскольку все остальное мы будем делать, уже опираясь на данные Гугла. А топооснова отойдет на второй план, но все равно займет свое законное место в планшете, поскольку Гугл — Гуглом, а топооснова, которая не зависит от электроники и не подвержена системным сбоям, всегда под рукой.

Итак, у нас на экране компьютера лежит фрагмент спутникового снимка земной поверхности, ограниченный четырьмя кнопками координатных точек по краям, с одной точкой в центре. Это еще не участок поиска, он находится где-то внутри, между теми пятью точками географических координат, которые вы взяли с топоосновы. Эти координаты не вызывают сомнения, поскольку вы не проводили никаких замеров, просто взяли и перенесли их, как есть. Под рукой — лист топоосновы в бумажном виде или на этом же экране в электронном. И транспортир с обыкновенной швейной ниткой в точке «0».

Накладываем транспортир на координатную точку топоосновы точкой «0», а затем нитку протягиваем к точке предполагаемого «места цели» и читаем на лимбе отметку в градусах. Это, как вы понимаете, азимут цели. Затем тот же транспортир накладываем точно так же на соответствующую координатную точку в Гугле и намечаем линию азимута уже в нем. Лучше именно так, тем же инструментом, не пользуясь линейкой Гугла, хотя бы потому, что замаешься пересчитывать градусы и исчислять склонение. Приложил — снял, приложил — проставил. Все.

Теперь повторяем эту же операцию, но уже с другой координатной точки. Появившиеся две линии азимутов обязательно пересекутся в какой-то точке «А».

Повторяем эту операцию третий раз, заходя с третьей координатной точки. Третья линия азимута пересечет две первых и образует треугольник «АВС». Это и есть классический «треугольник ошибок», внутри которого расположена наша цель.

Причина, по которой мы вместо схождения азимутов в одну точку получаем треугольник ошибок проста — несовершенство измерительных приборов, включая и самого измерителя. Рука чуть дрогнула, глаз чуть соврал, транспортир лег на полградуса косо — и все. Прогрессирующая погрешность обеспечена. На расстоянии двадцати километров по карте, что обычно составляет среднюю длину луча азимута на двухсотке, вы получите погрешность от двух до семи километров, в зависимости от остроты угла между сторонами треугольника ошибок. Согласитесь, это немало. Потому вводим дополнительную функцию исчисления — расстояние между точками. Взяв, согласно масштаба на топооснове, расстояние от координатной точки до цели, переносим его на линии азимута в Гугле и обрываем по длине. В результате линии оборвутся, либо чуть не дотянувшись до пересечения, либо едва успев пересечься, и не образуют классический треугольник ошибок. Зато образуют треугольник поиска. Соедините три «зависшие» точки между собой, и вы его получите. Он много меньше треугольника ошибок. И в девяноста процентах случаев точки поиска находятся внутри «треугольника поиска». А в этом треугольнике длина грани колеблется от двухсот метров до километра. Согласитесь, так работать легче.

Не уверены до конца в точности определения поискового участка — возьмите еще точку от дополнительной координаты топоосновы, и получите квадрат поиска. Все еще не уверены — возьмите еще точку, получите многоугольник. Чем больше точек ляжет на ваш планшет — тем лучше. Тем надежней вы себя проверите. Если точки ложатся каждый раз, приблизительно ровно обрамляя поисковый участок — все в порядке. Вы — там. Если же они исполняют «пляску Святого Витта», или одна из них улетела куда-то на сторону — значит где-то в исчислениях ошибка. Перемеряйте.

И только наметив таким образом участок поиска, вы начинаете прокладывать курс подходо-подъезда в район. Пользуясь исключительно Гуглом, при максимально возможном приближении, которое позволяет увидеть дороги и тропы и отличить дорогу, даже грунтовую, от тропы.

Это тоже весьма непростое занятие. Но все же проще, чем «посадить район». Здесь требуется хорошо осмотреться, выделить нитку маршрута и скрупулезно провешивать от этапа к этапу, от вешки к вешке, так же, как при прокладке курса по топооснове. С той лишь разницей, что легенду не надо записывать на бумагу. Электронная память все сохранит в подробностях для последующей переноски в GPS-навигатор.

После окончания курсовой прокладки вы еще раз внимательно просматриваете маршрут, что-то поправляете-исправляете. Доводите прокладку до блеска. И переносите данные Гугла из своего компьютера в GPS-навигатор.

Для работы на местности достаточно сохранить наши выкладки в формате *.gdb, распознаваемом навигаторами типа Garmin. Объединим относящиеся к данному маршруту точки, треки и линии "треугольника ошибок", также выполненные в программе Google Earth в виде обычных треков, в одну папку. Сохраняем её в формате *.kmz. Далее, для переноса в навигатор, полученный файл нужно конвертировать в *.gdb; оптимально это сделать в программе Route Converter. Файл *.gdb загружается в навигатор из программы Map Source, поставляемой вместе с устройствами Garmin.

Навигаторы последнего поколения (GARMIN Oregon 450/ Oregon 550/ Dakota 10/ Dakota 20/ Colorado 300/ GPSMAP 62 и GPSMAP 62S/ GPSMAP 78 и GPSMAP 78S) также предоставляют возможность работы с растровыми снимками и картами формата *.kmz без конвертации. Чтобы получить спутниковые снимки для нашего навигатора, понадобится программа SAS.Планета. В рабочем окне программы необходимо выбрать снимок рабочего участка с оптимальным соотношением масштаб/качество (детализация), выделить на нём нужный квадрат и загрузить его к себе на компьютер. Затем, воспользовавшись функцией "Повторное выделение", заново указать необходимый участок карты и в открывшемся окне «Операции с выделенной областью» выбрать команду «Склеить». Появится вкладка, где мы и выбираем требующийся результирующий формат "Kmz для Garmin", тип карты — Google, указанный при выборе участка масштаб и наиболее высокое качество картинки. Начинается процесс формирования файла для навигатора. Итоговый файл следует скопировать в папку Custom maps на GPS-устройстве. Чтобы воспользоваться этими данными, на навигаторе должна быть включена функция "Пользовательские карты". Теперь выбранный снимок рабочего участка будет накладываться на имеющуюся в устройстве карту, масштабируясь соответствующим образом.

А дальше — совсем просто. Выйдя на маршрут, довериться вашему навигатору, периодически все же сверяясь с топоосновой.

Так мы стали прокладывать курсы последние 4-5 лет. Так выполнялись штурманские прокладки Туюка, Коксу, Кугалы, Боралдая, Алтын-Эмеля. Так прокладывался курс и «сажался район» на плато Устюрт. И все семьсот километров его подходо-подъездов. И его опорные точки, лежащие в пространстве без всяких внешних ориентиров на бескрайней равнине. Пожалуй, масштабы курсовой прокладки по Устюрту наиболее ярко демонстрируют работу штурмана экспедиции. Но и требуют от него тоже немало. Мазать здесь нельзя. Опасно для здоровья.

Пожалуй, все, коллеги.

Удачи.

Категория: ВИП| Добавил: Bepa| Автор: А. Шакалов               Скачать весь текст
Просмотров: 803 | Загрузок: 307  
«Каспеко» © 2007 - 2017