Спелеошкола >>> НТП  

Лекция №12
Спелеошкола Феникс.
Курс НТП.
Лекция № 12.
Преподаватель Шакалов.
Тема: Материаловедение специального снаряжения. Часть 2.

Товарищи курсанты.

В предыдущей лекции вы познакомились с материалами, инструментами, приспособлениями и оборудованием, применяемым для создания линейных опор. То есть, снаряжение, о котором мы говорили, однозначно попадает в разряд «группового специального снаряжения», поскольку при прохождении маршрута последовательно используется всеми участниками группы.

Не все так однозначно с другими видами специального снаряжения – такими, допустим, как карабины, зажимы, транспортные мешки. Если комбинезон и обвязка – вещи сугубо индивидуальные и используются только одним человеком, то карабины могут выступать в двух ипостасях: либо для навески линейных опор, и тогда это групповое снаряжение, либо для движения по этим опорам, и тогда это снаряжение личное.

Если в «трансе» находится модульное обеспечение группы, это групповое снаряжение, если личные вещи участника – транспортник личный.

И так далее, по всем позициям. Как пример – при прохождении вертикалей зачастую оказывается необходимым изменить схему навески опоры, либо зацепить модуль за другой карабин, в этом случае используем карабины из своей связки, заменяя их затем карабинами «чужими», не из своего набора личного снаряжения. Карабины почти всегда тасуются, как колода карт, и только после выхода на поверхность заново определяется их принадлежность и устанавливается имя владельца.

В связи с этим прошу запомнить, что категорически запрещено маркировать снаряжение – как личное, так и групповое, – методом деформации. Нельзя выбивать на нем клеймо и нельзя его надпиливать, особенно, если это снаряжение сделано из титана, дюралюминия или других сплавов, так же, как нельзя рубить сук, на котором сидишь. Можно только поставить легкую метку краской. А лучше просто знать свое железо «в лицо».

Кроме того, необходимо знать, что снаряжение, сделанное из титана, дюрали и прочих сплавов требует гораздо более деликатного обращения, чем снаряжение, выполненное из стали.

Железо – оно и есть железо. Оно терпит все издевательства, которые выпадают на его долю в процессе эксплуатации в течение многих и многих лет, никак не теряя своих прочностных характеристик, но при этом имеет один-единственный недостаток – гораздо больший, в сравнении со сплавами, вес.

Совсем по-другому ведет себя титан. Он легче стали примерно в четыре раза при изначально равных со сталью прочностных характеристиках.

Но вы помните, что мы с вами узнали об изначальных характеристиках прочности веревки, и во что она превращается со временем, независимо от того, эксплуатировалась или нет.

Примерно то же, хотя и по другим причинам, происходит с титаном. Все дело в том, что этот металл не обладает вязкостью стали и, соответственно, сохраняет все напряжения, накапливающиеся в нем, от момента заводского изготовления до момента прекращения эксплуатации. Любой удар о камень – напряжение, нагрузка – напряжение, излом – напряжение, перегрев – напряжение. Однажды количество переходит в качество, наступает «усталость металла», при которой сеть невидимых визуально микротрещин внутри конструкции вашего снаряжения превращается в одну большую трещину. Снаряжение разрушается без видимых, казалось бы, причин.

Как пример – однажды на спасработах в районе пика Комсомола был выстегнут титановый карабин «буревестник», на котором только что спустили вниз пострадавшего, – для того, чтобы перестегнуть его в другой крюк. Перед встегиванием я машинально щелкнул замком карабина. Карабин в ладони развалился на две части. Вот так, внезапно и «без объявления войны», проявляется усталость металла. Слава Богу, что это случилось не раньше и не позже, а именно в этот момент. Слава Богу.

Потому необходимо запомнить, что титановое снаряжение можно использовать как основное только в течение трех лет с момента заводского выпуска. Как вспомогательное – сколько угодно, но висеть на нем уже нельзя.

Приблизительно то же самое можно сказать о снаряжении из дюралюминиевых сплавов. Разумеется, в большей степени это относится к карабинам, потому что все остальное снаряжение, навешенное на нас, при использовании как-либо дублируется, а карабин, веревка, крюк связывают нас с этой жизнью каждый поодиночке.

Вот и начнем с карабинов.

Оговоримся сразу, что полноценным карабином является устройство для простегивания и закрепления веревки, крюка, зажима, спускового устройства, обвязки, имеющее пружинный замок с фиксирующимся «взацеп» захватом и винтовую муфту-контроллер.

Все прочие устройства карабинного типа называются безмуфтовыми карабинами, и полноценными карабинами считаться не могут, поскольку не обеспечивают надежной фиксации закрепленного в них снаряжения. Это же в полной мере относится и к карабинам с пружинной полумуфтой, поскольку они так же легко открываются, как и закрываются. Безмуфтовые карабины могут использоваться только для организации грузовых и вспомогательных троллеев. И все. Прошу это запомнить четко и ясно.

По материалу изготовления карабины делятся на:

  1. Стальные.
  2. Титановые
  3. Дюралюминиевые.

Все карабины изготавливаются методом горячего гнутья и формования из стального, титанового, дюралевого прутка диаметром 10–12 мм и могут быть простой, либо фигурной формы, с дополнительными ребрами жесткости или без них. К сожалению, а может быть, к счастью, изыски производителей снаряжения в данном случае влияют только на его дизайн, но никак не отражаются на технических характеристиках.

Однако, дюралюминиевые карабины, даже если они имеют полноценный замок, могут использоваться только как грузовые, поскольку изначально выдерживают вполовину меньшие, в сравнении со стальными и титановыми, нагрузки и совершенно не выносят рывков, тем более «на излом».

По форме изготовления карабины делятся на:

  1. Треугольные (абалаковские).
  2. Трапецеидальные.
  3. Овальные.

Независимо от формы, любой стальной, или титановый карабин обязан без деформации выдерживать нагрузку в 2200 кг при условии его правильного использования. Прошу запомнить, что карабин надежно работает только при приложении нагрузки, параллельной его продольной оси. При поперечной нагрузке или нагрузке «на излом» он может разогнуться или сломаться, даже если приложить к нему усилие в 500 кг. Но еще хуже, если вся нагрузка приходится на защелку замка карабина. В этом случае шпилька замка получает усилие «на срез» и не выдержит рывка и в 250 кг.

Поэтому существуют четкие условия применения карабина.

Карабин встегивают в опору только вертикально и только сверху вниз, с переворотом замка наружу. Это единственно положение, при котором карабин будет правильно нагружен, и в него легко простегнуть веревку или другие элементы снаряжения.

Как я уже сказал, фигурные изыски дизайнеров на практике никак не влияют на характеристики карабина и на удобство при его использовании. А потому лучше всего использовать простые, надежные, прошедшие испытание временем и прекрасно себя зарекомендовавшие «треугольник» и «трапецию».

Особняком от всех карабинов стоит особый его вид, применяемый только для закрепления обвязки и последующей связки в один блок всего спуско-подъемного снаряжения спелеолога. Это карабин имеет собственное имя - майлон-рапид «дельта».

Майлон изготавливается из стального или титанового прутка диаметром 12–15 мм и имеет форму латинской буквы «дельта», с резьбовым разъемом на прямом участке буквы «D». Отсюда и название.

Особенность его в том, что он не имеет карабинного замка, функцию которого выполняет усиленная сгон-муфта, которая, навинчиваясь с резьбы одного конца майлона на резьбу другого, жестко и прочно закрывает его рабочий проем.

Такой карабин не имеет слабых сторон в конструкции, поскольку в закрытом состоянии представляет собой непрерывное кольцо. Однако его использование ограничено только одной, указанной выше функцией, так как майлон имеет относительно небольшой рабочий проем и очень длинные сгон-резьбу и упор-резьбу на обоих его концах. Открытие и закрытие его требует массу времени, а потому он применяется только как карабин обвязки.

А поскольку это карабин обвязки, на котором закреплены все последующие элементы специального снаряжения, то он и является главным карабином личного снаряжения спелеолога. Из-за длинного и экзотического названия, которое не выговаривается без специальной тренировки, в обиходе его обзывают кто майлоном, кто рапидом, кто дельтой. Не смущайтесь и не путайтесь, все равно речь всегда идет об одном и том же виде снаряжения.

Если мы уже начали разговор об обвязке, так давайте и продолжим говорить о ней. Обвязка, или беседка, как ее еще называют, справедливо считается самым важным элементом личного специального снаряжения спелеолога. Это тот элемент, который непосредственно надет на спелеолога, и все недостатки его конструкции человек чувствует, без преувеличения, всеми нервными окончаниями собственной задницы.

Когда-то один старый мебельный мастер произнес очень точную фразу: «Чтобы делать хорошую мебель, нужно любить человеческий зад». Это в полной мере относится и к конструкции спелеообвязок, поскольку в силу специфики нашей работы все передвижения по вертикали проходят в условиях чистого зависания, когда весь собственный вес и весь груз, который вы волочете на себе, сосредотачивается на обвязке и, соответственно, она пережимает самые, так сказать, интимные участки вашего тела. Считается хорошим тоном в среде спелеологов, у которых весьма развит черный юмор, тяжело и смачно шутить по этому поводу, но ни один из шутников на самом деле никогда не позволит себе легкомысленного отношения к обвязке, поскольку хорошо знает, как опасно такое пренебрежение. Смертельно опасно.

При зависании в плохой беседке человек может потерять сознание от болевого шока через пятнадцать минут. Бедренные петли стандартных обвязок при зависании надежно пережимают кровеносные сосуды, в результате чего ноги остаются без кровоснабжения, что вызывает мучительную боль, а за ней приходит «синдром длительного сдавления», в результате которого у пострадавшего хирурги впоследствии могут отнять ноги. Конечно, при условии, если он не умрет на «вешалке» до оказания помощи. Такие вот шутки, товарищи курсанты. Плохие шутки. А потому спелеообвязка отличается от стандартной так же, как спелеостанок от обычного экспедиционного рюкзака.

Стандартная обвязка для альпинистов и скалолазов выполняется из мягкой и легкой капроновой техстропной ленты, имеет поясной ремень, застегивающийся через встречную пряжку, а также – регулируемые бедренные петли.

Обвязка спелеолога, в отличие от альпинистской, выполняется из упруго-жесткой и широкой технической стропы. Кроме регулируемого поясного ремня и регулируемых лямок бедренных петель, она обязательно имеет регулируемый седалищный ремень, на который и приходится основная нагрузка при спусках-подъемах. Причем, поясной и седалищный ремни не замыкаются жестко «вкруг», а коушами всех четырех концов полуремней простегиваются на майлон-рапид, давая возможность конечностям и (пардон) заднице не очень сильно затекать при зависании.

Повторяю, хорошая спелеообвязка, такая, например, как «Воронья», в значительной степени облегчает проблему, но вовсе не снимает ее окончательно, поскольку, если в стандартной обвязке серьезные проблемы возникают через пятнадцать минут, то в спелеообвязке эти же проблемы появятся через два часа после зависания. Конечно, это две очень большие разницы, и двухчасовое зависание – штука для грамотного спелеолога немыслимая, однако, в практике случается всякое, и если вы вдруг зависли, неважно по чьей вине, надо помнить, что в этот момент включился «таймер обратного отсчета времени».

В связи этим необходимо помянуть добрым словом выдающихся, если не великих, альпинистов ХХ века – братьев Евгения и Виталия Абалаковых. Если Евгений был просто великолепным альпинистом, лучшим среди современников, то Виталий Михайлович Абалаков стал гениальным конструктором специального снаряжения, на котором более полувека ходили все альпинисты, скалолазы, горники, спелеологи Советского Союза. Некоторые элементы снаряжения, разработанные им, используются до сих пор, а некоторые совершенно незаслуженно забыты, поскольку появилось снаряжение западных образцов, не всегда, кстати сказать, лучшее. Как пример – вряд ли можно придумать карабин, лучше абалаковского «треугольника». Нет более надежной высокогорной обуви, чем абалаковские трикони. И я не знаю более щадящей и простой по конструкции беседки, чем абалаковская, в которой совсем нет бедренных петель, этого бича всех современных обвязок.

Абалаковская беседка состоит из толстого, жесткого брезентового техстропного ремня двойной длины и стальной пряжки с зубчатым фиксатором, которая служит как для закрепления обоих концов ремня, так и для его регулировки.

При надевании абалаковского пояса в варианте беседки, (поскольку существует еще и давно забытый вариант грудной обвязки), длина двойного ремня через проемы пряжки регулируется так, чтобы короткий конец жестко охватывал поясницу, а длинный ремень опускался на бедра и работал, как ремень беседки. Согласитесь, все очень просто и функционально. А что самое важное – в этой беседке по определению невозможно схлопотать синдром сдавления, сколько бы времени в ней ни сидел. Проверено на личном опыте.

К сожалению, эта обвязка обладает двумя недостатками, серьезно осложняющими ее применение в современной спелеотехнике. Во-первых, у нее не фиксируется ремень беседки, а значит, при срыве он может проскользнуть вверх, что чревато тяжелыми травмами ребер и позвоночника. Во-вторых, она плохо увязывается с применяемой ныне техникой преодоления вертикалей, которая предусматривает сведение всех систем спуско-подъемного снаряжения в одну четко определенную точку в центре беседки, а именно - на карабин майлон рапид. Потому абалаковский пояс в том виде, в каком он был изобретен шестьдесят лет назад, использовать нельзя.

К чему я все это говорю? Да к тому, что современные спелеологические обвязки при всей тщательности изготовления и продуманности их конструкций до сих пор не приблизились к уровню комфортности абалаковского пояса. Это означает только одно – необходимо, взяв за основу конструкцию пояса Абалакова, попытаться сделать действительно комфортную спелеообвязку, не дожидаясь, пока это сделают инженеры на фирме Петцля.

Конечно же, мы не будем этим заниматься здесь и сейчас, поскольку для конструирования снаряжения явно недостаточно усвоения курса материаловедения в объеме начальной туристской подготовки. Все это совсем непросто. Но в том, что к этому вопросу нам с вами придется возвращаться, даже не сомневайтесь.

Сегодня мы с вами поговорили только о карабинах и обвязках. Все эти элементы снаряжения можно назвать «снаряжением-посредником», служащим лишь для закрепления на нем или в нем другого снаряжения, либо самого спелеолога. Это все очень важные элементы личного специального снаряжения, но, используя только его, передвигаться по вертикали нельзя. На нём закрепляется снаряжение, при помощи которого выполняют спуски и подъемы. Только тогда все это вместе и называется спускоподъемной системой, состоящей из обвязки, снаряжения для фиксации на обвязке спускоподъемных элементов и снаряжения для передвижения по линейным опорам. В просторечии все это зовется «майна», с ударением на последнюю букву «а».

Вот об устройствах для передвижения по линейным опорам мы с вами и будем говорить в следующей лекции.

Благодарю за внимание. До свидания.

Категория: НТП| Добавил: Bepa| Автор: А. Шакалов               Скачать весь текст
Просмотров: 2943 |  
«Каспеко» © 2007 - 2021